Cтатья для Interfax.

Люди разных возрастов, от школьников до родившихся в 80-е, с упоением описывают «грехи» своих родителей, прежде всего матерей: мол, не любили так, как должны были, или, наоборот, душили своей любовью. Были безучастны или, напротив, контролировали каждый шаг. «Не развивали мои таланты» или «Лишили детства, принуждая заниматься тем, к чему душа не лежала…» И во всех своих бедах – сложности в общении с окружающими, неустроенность личной жизни, неудачи на работе и прочие – винят родителей. А вот люди старше 40 лет о своих родителях, как правило, отзываются с теплотой и признательностью. Хотя поводов для претензий и обид у детей «строителей коммунизма» наверняка не меньше… Почему многие представители поколений Y и Z не испытывают к родителям ни любви, ни уважения?

– Ирина, у меня складывается впечатление, что в последние десятилетия благодарные дети практически перевелись. На Ваш взгляд, какова причина явления, что изменилось в обществе за это время? И какими последствиями это чревато?

– Не берусь рассуждать обо всем обществе, поскольку сама не проводила исследований подобного толка, а как ученый доверяю результатам математической статистики после проведенного эксперимента. Буду говорить о себе и своем взгляде на ситуацию.

В чем могу полностью с вами согласиться, так это в том, что при проработке психологических травм обычно психика клиента предъявляет образ «ужасной матери» – все так, как описали вы. Укажу несколько причин.

Во-первых, причиной может являться само появление концепта «ужасной матери» в области психологии. За этот термин «уцепились» многие профессионалы – так, как хватаются врачи за «панацею», сверхлекарство. Образ этот муссируется в прессе, психологических статьях, и постепенно человек с детской психологической позицией может дозреть до вывода: «Так вот откуда все мои беды!»

Для психологов такое состояние дел может быть единственной объяснительной позицией проблем клиента. К тому же воспитать ребенка, не нанеся ему случайно хотя бы одной травмы, попросту невозможно, об этом я скажу ниже. Некоторых клиентов чрезвычайно привлекает образ «ужасной матери», потому что сразу «понятно», кто виноват и что делать. Инфантильные личности склонны обвинять других людей в своих жизненных неудачах.

Во-вторых, это инфантильность и выученная беспомощность взрослых детей – ответственность за данные жизненные стратегии действительно несут родители. По моим наблюдениям, состояние выученной беспомощности у современных детей все больше прогрессирует и становится нормой в нашем обществе.

Плоды выученной беспомощности – неумение обслуживать себя, самостоятельно ходить в школу и учить уроки без помощи взрослых. Современные дети загружены кружками и развивающими занятиями настолько, что кормят их с ложечки, везде возят на машине. Им играть некогда – куда уж мыть посуду или следить за чистотой в своей комнате или хотя бы в собственном портфеле!

– Те, кому сегодня 30, жили иначе, однако и они стали жертвами выученной беспомощности. Почему?

– Их воспитывали родители, которые выросли в скудости и лишениях. Поэтому они с воодушевлением поддержали лозунг «Все лучшее – детям!», в свое время прогремевший по всему Советскому Союзу. Вот только вместе с плюшками положены и колотушки. Имею в виду не наказания, а ответственность. За бОльшие права полагается и бОльшая ответственность. Это как в любом государстве – есть права и есть обязанности. Тот, кто в детстве был освобожден от ответственности за свои поступки, и став взрослым, продолжает перекладывать ответственность за свою жизнь на маму. А жизнь, мягко говоря, не удалась. Кто виноват? Мамаша, кто ж еще!

Выученная беспомощность современных молодых людей может быть следствием гиперопеки со стороны их родителей, которые нередко продолжают принимать важные жизненные решения, касающиеся судьбы своих уже взрослых детей.

Поделитесь, пожалуйста, опытом своей семьи: как удалось предотвратить выученную беспомощность?

Благодарные дети перевелись

– Задумалась, как именно воспитывали меня в родительской семье, как воспитывала сына я. Основным мотивом были разговоры на равных. Родители мне объясняли, почему я «не должна», зачем мне «надо учиться» и почему поступать таким образом «плохо». По отношению к сыну я вела себя так же. Например, он, как всякий подросток, не хотел учить уроки. Помню, он спросил меня: «Зачем образование?» Я ответила: «Чтобы в жизни ты мог выбирать то, чем хочешь заниматься. Чтобы у тебя были возможности работать там, где ты захочешь. В некоторые профессии ты не попадешь, если не выдержишь испытания при приеме на работу. Если ты готов отказаться от широких возможностей, напиши список профессий, куда ты пойдешь без образования, и выбери прямо сейчас свой путь – иди работай». Таким образом я передала сыну ответственность за выбор.

– А с какого возраста ребенку пора передавать ответственность за выбор?

– Маленькие дети очень умны, объяснить логику простыми словами можно даже двухлетке. Позволяйте малышу делать выбор и испытывать последствия неверного решения. Ребенок, приученный делать так, как скажет мама, не обсуждая, ответственность за результат также вручает маме.

Вот вы спрашивали о более ранних поколениях, что изменилось. Изменилось то, что дети перестали проживать свою жизнь самостоятельно. Да, моя мама изредка могла заглянуть в мой портфель и застыдить меня, неряху, потому что там «черт ногу сломит». А заставлять меня наводить порядок смысла уже не было. Это был мой выбор – или согласиться, что я неряха, или поднять себе самооценку и прибраться в своем пространстве.

– Но ведь ребенок может и не сокрушаться по поводу того, то он неряха…

– В любом случае родителям не следует вторгаться в личное пространство ребенка. Вспоминаю свое детство. Мой письменный стол и портфель могли подвергнуться ревизии, но чтобы родители там копались – такого не было. И точно так же, помня это (с благодарностью к своей маме), я, скрипя зубами, обходила с тряпкой в руках комнату сына, в которой порой болтались клубы пыли. Видимо, его самооценка не страдала оттого, что он неряха. К слову, сейчас ситуация другая. Кто научил сына убираться, пользоваться тряпкой – не представляю, точно не я.

– По Вашему мнению, чем грозит такая удручающая ситуация с повсеместным прививанием детям синдрома выученной беспомощности?

– Инфантилизацией общества в целом. Все больше девушек хотят не замуж, а «на ручки», причем не к папочке, а к маме. Им не удается устроить личную жизнь, потому что они не находят партнера, который в психологическом смысле стал бы для них «мамочкой». Печально, но современные барышни не могут жить без мамы, они привыкли к тому, что родительница все решала, кормила, одевала, берегла. Да к тому же стерла все психологические границы – я приводила пример с вторжением в портфель.

– Вы объяснили, почему жертвами синдрома выученной беспомощности стали многие представители поколения Y: их родители не знали хорошей жизни в своем детстве и мечтали, чтобы их потомки жили иначе. Эпоха тотального дефицита закончилась. Почему же и в наше время детей так воспитывают?

– Я полагаю, одна из причин – опасение стать «ужасной матерью». Многие молодые женщины трясутся за своих детей, пытаясь сохранить свой статус «хорошей матери» и не травмировать детей. Разочарую и обрадую таких мамочек. Психологические травмы ребенок все равно получит, вы даже знать не будете когда. У ребенка трансовая логика, и то событие, которое на вас, взрослую, не произвело бы никакого впечатления, для ребенка может оказаться травматичным.

Приведу пример из недавнего опыта погружений одной клиентки. В то время когда она была совсем маленькой, ее мама опять носила малыша под сердцем. По всей видимости, присутствовал утренний токсикоз, и мама регулярно по утрам пугала маленькую дочку страшными звуками и тем, что запиралась в ванной. Девочка плакала, на что получала «злой» приказ отойти от двери. Мама, которая пыталась защитить дочку, на самом деле пугала ее, взращивая у той травму отверженности.

Подобных примеров, когда ребенок не распознает намерений взрослого, множество. Малыша может испугать собака, машина, прохожий, мама, которая громко чихнула или нанесла на лицо косметическую маску. Детский возраст – возраст познания мира, травмы неизбежны, как на коленках от «асфальтовой болезни», так и в психике. Так, препоручение малыша подруге на пару часиков может настолько испугать его, что он подумает, что брошен, хотя мама точно знает, что ребенок в безопасности.

Стремясь воспитать «идеального ребенка» и самой стать «идеальной матерью», молодая мама пытается отомстить своим родителям: «Мама, ты была не права со мной, я сейчас покажу, как надо!» Часто надрывается, поскольку борется с ветряными мельницами. А ведь травматический опыт, если он по силам и не чрезмерный, помогает развитию. Это как стресс и дистресс.

– Неужели нет способов свести психологические травмы к минимуму?

– Есть, это любовь. Если ребенок в глубине души, на уровне эмоций, тела знает, чувствует, что его любят, то последствия любых травм будут минимальными. Сравните двух детей, которых папа подбрасывает к потолку. Один ребенок боится отца – и получает травму, потому что думает, что родитель пытается его «выкинуть». Второй – точно знает, что папа с ним играет, и остается невредим.

– А кто, на Ваш взгляд, заслуживает звания «ужасная мать»?

– Холодная, безэмоциональная, не включенная в процесс жизни и общения с ребенком женщина. Отстраненная, я бы сказала. Не исключено, что такая мать сама «ранена», но суть одна: она не в силах давать любовь.

– Любовь любви рознь. Поэтому давайте поговорим о том, какая материнская любовь приносит ребенку благо. И почему ему нужна не идеальная, а «достаточно хорошая мать».

– Любовь – это не закармливание пряниками и освобождение от домашних дел. Любовь – это уважение и благодарность. Уважение к личности ребенка и благодарность за то, что он у вас родился. Когда мама изо всех сил старается быть хорошей, она сильно устает, боится совершить ошибку. Собственный ребенок становится ей в тягость. И это понятно: невозможно неусыпно быть «на стреме» и держать себя в руках, когда младенец «просто бесит!».

Мама, превозмогая себя, пытается быть милой и хорошей, хотя внутри у нее бушует вулкан слепой ярости. (Замечу, что подобные чувства время от времени испытывают все мамочки, это естественно.) В такой ситуации сохранять «хорошую мину» и злиться в душе – плохая идея, потому что ребенок получает от вас двойное послание: «Люблю тебя и ненавижу одновременно». Такие послания – хуже любой травмы, потому что раскалывают младенческую личность надвое, и это может привести к множественному расстройству личности.

Рекомендация – быть предельно честной (и это тоже проявление уважения к ребенку). Можно сказать ему: «Люблю тебя, малыш. Сейчас я злюсь, потому что устала. Я отдохну и снова буду ласковой».

Беседовала Ирина Барейко

Источник: https://www.interfax.by/article/1223730