«Вкус медной денежки во рту под языком…

Харон весло обмакивает в Лету.

Я сам с собой сегодня не знаком

И в каждой песне путаю куплеты».

Перевозчик. Харон.  Его не обойти  на пути из мира живых в мир по-ту-сторону-реальности.  Он должен получить  вознаграждение  за переправу.  Переправляющийся человек обязан внести плату.

Задумалась, как часто я встречала этих Стражей Порога в мифах и  сказках. Трехголовый  Цербер, которого надо накормить,  и столько-же-головое Чудо-Юдо на реке Смородина,  славянском  аналоге Стикса.

И Ведьмины Избушки на опушке, на Крае Леса, на Границе, и Тролли на Мостах, соединяющих два берега реки, и Минотавр, Сфинкс, и… я знаю  множество сюжетов  про Момент перехода в новое состояние, новую реальность, новую жизнь. Или смерть.

Страж не просит моей платы. Ему, похоже, все равно, пойду я или нет. Меня туда не звали. Однако, если хочешь «на ту сторону», требуется плата. Возможно, это будут мои цепи. Цепи моего рабства на «этом берегу», но как же они дороги то мне! Сроднилась я ними я, вросли они.

И как же жалко отдавать «родное», пусть и отягощающее жизнь. И Страж тебя не просит их отдать, ему …. с холодным безразличием по барабану, пойдешь ли ты.  Ему мороки меньше – таскать потом еще  твои оковы,  чтобы потом  «списать на склад».

На этом Пороге я не понимаю необходимости отдать мои цепи, мне кажется, я с радостью понесу «свой крест» и дальше, на тот счастливый берег. А там уж они как-то сами… растворятся… если в них отпадет нужда.

Я не готова расстаться с этой  малостью  ценностью , и только топчусь на старом берегу, поглядывая через голову Стража на свое светлое будущее.

Я не могу уйти с работы, где есть стабильная зарплата. Я не могу отдать ее. И график, и стабильность. Да, там, за переправой, есть моя мечта, есть дело, интерес, но…. но нет уверенности в завтрашнем дне.  Давай, я буду работать там, где сейчас, а когда у меня получится начать свой бизнес, тогда уйду с постылой работы. Но После. После. А?

«Дорогой Страж. Сим уверяю вас в своем почтении… и не могли бы вы….ну, в виде исключения…» Но, Страж, похоже, не принадлежит моей реальности. Он меж мирами. И не слышит. Как программа компьютерная, бессердечная…

Могу ли  я пронести Туда старые отношения?  эй, Страж?? Я не могу сейчас, не могу бросить своего мужчину!! Я у него живу! Вот, куда мне?? На съемную квартиру? Дорогой Страж…. Ведь, за новой парой обуви не ходят же босыми?? Я перейду Твой мост, туда, где счастье с неба сыпется, я сразу-сразу брошу своего оболтуса, как только новый женишок на голову мне свалится! Точнее, под ноги упадет, и предано лизнет мне пятку.  Тогда отдам…. нынешнего. Делов-то куча! Бери, как гриться, боже, что мне не гоже….

Хочу богатства. Что я  могу отдать тебе, Страж, если  я нищая? Страж, ты  в своем уме? Вот, перейду мост, там разбогатею, и… тогда… уж. Отдать будущему богатому мужу свою свободу? Давай не сейчас, ну, это же неравноценный обмен, правда?  Моя молодость  в обмен на золото – это же нечестно.  Я не хочу в золотую клетку, да и общество против, осудят ведь. Ты этого хочешь, Страж?  Давай я пройду, ты ж понимаешь, что вместо свободы, я  сейчас предложу свое тело, и … ты меня куда толкаешь? На панель?

«Оставь свою надежду на халяву, оставь свое невежество, оставь здесь лень и отсутствие профессии. У тебя есть что оставлять!»,  — сказал бы Страж, если бы ему было скучно и хотелось поговорить.

Но он между мирами, и иногда приходит в наши сны с советами.  Послушать мудрость двухмиллионнолетнего человека   в своем сне – почти что побеседовать со Стражем.

Вкус медной денежки во рту под языком…

Харон весло обмакивает в Лету.

Я сам с собой сегодня не знаком

И в каждой песне путаю куплеты

На Той стороне выбора действительно придется знакомиться с собой заново. Потому что изрядная часть меня останется для Стража. Останется часть,  принесенная в жертву.  По собственной моей воле.

Ваша Ирина Панина!

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!

Страж Порога