Света боялась темноты и мостов. Вот такая у неё особенность. Ну и что? Имеет же человек право на личные предпочтения?

Например эта дура, Галя, вечно одевается так, что выглядит как огнетушитель — вся в красном. Красные пальто, сапожки, шарфики. Красная у неё  даже помада, так что, когда она снимает в офисе пальто и сапоги, то все равно выглядит как вампирша, или как  прости…. ээээ… падшая женщина. Мерзкая тётка, фу! Галя вспомнила детскую поговорку, что «дураки красное любят», и быки тоже.  Вот,  корова!

Света злилась на Галину с каким то остервенением, но, разумеется, на работе держала себя в руках. Просто в ежовых рукавицах держала, порой скрипя зубами…

Так вот, Свете в этот день было почти наплевать на Галю с ее вампирскими губами, потому что девушка  обсуждала с организаторами сценарий своей свадьбы.

Она ждала романтики, каких-то даже ритуалов. Хорошие приметы — это класс!

Вика-тамада предложила «Семь мостов». На счастье молодые пусть проедут по семи мостам, и это даже ничего, что в городе мостов немного. Вообще-то можно ездить и туда- сюда по одному мосту. А можно и не ездить, а ходить под ручку. Так еще вернее будет, уверяла Вика.

«Верная примета счастья в будущей семейной жизни», — сообщила организатор  громким  шёпотом, округлив глаза.

И Свету, что называется, «вынесло»… она очень, очень хотела семейного счастья. Прям, до слез! «Что ты готова сделать, чтобы выйти замуж?», — спрашивала ее в своё время на каком то женском тренинге ведущая. «Да, все, что не противозаконно!», — выпалила  Света, которая сейчас вспомнила тренинг и полученное там «правило», что за все надо платить… и обещания держать тоже.

Пусть…

Света решила преодолеть свой страх мостов. Да, ради счастья Света была готова, намерена,  пройтись по этим чертовым мостам!!! В конце — концов, кто сильнее? Светило желание быть счастливой или какой то глупый страх мостов?

Тысячи, миллионы людей ходят по этим мостам, и ничего не боятся! Главное дело, с ними ничего и не случается! С чего вдруг с ней, Светланой, должна случиться катастрофа?

«Давай, не бойся, заходи на мост! Ещё чуть-чуть, чего тут страшного?», — тянула ее в жуткое пространство Вика на репетиции этого дейтсвия.

«Представь, что ты сильнее!», — подбадривали зрители.

«Вот видишь, я и то не боюсь!», — бегал по мосту туда — сюда ее племянник трёх лет от роду.

А Света стояла в ступоре. Страх одолел ее, сковал движения, душил, отбирая воздух. Она была сейчас похожа на рыбу, выброшенную на берег: такая же холодная и скользкая от жуткого пота, и так же широко и беззвучно открывается рот, так же выпучены, ставшие стеклянными глаза.  И только руки крючились, делая пальцы похожими на когти, как у существа из кошмара. Это было выше ее сил – побороть тот страх. Она сама выглядела как Деймос и Фобос вместе взятые, олицетворяя собой статую кошмара.

….Мы те, с кем мы боремся… Даже если это собственный страх.

  1. Выполняя наставления коучей о «выходе из зоны комфорта», о том, чтобы «посмотреть в лицо своему страху», мы начинаем с ним сражаться. Равная ли это борьба и много ли в ней смысла?

Есть притча про двух баранов, которые бодали две живые изгороди своими  рогами. Точнее, один баран бодал, как нанятый, и изгородь противостояла ударам его рогов, росла и крепла, становилась несгибаемой и мощной.

Второй баран вообще не трогал изгородь, и она выросла гибкой и нежной. В общем, слабая была, не закаленная.

Только когда начался ураган, то закаленные ветви сломались, а гибкие выдержали натиск.

Так же и наша психика. Излишняя ригидность (стойкость) не на пользу.

  1. Наказы психологов касаются по большей части «проживания чувств». Специалисты советуют не использовать техники отрицания (бояться нечего, мне не страшно) и техники избегания, а погружаться в чувства, чтобы … что?

Я предложу объяснительную гипотезу, а вы сами решите, что делать с вашим страхом, если он у вас есть.

У Светы страх мостов оказался связан с травматическим событием прошлого. Впрочем, она его не помнила до погружения. Ее везли через мост на саночках, когда пожарная машина проехала по этому же мосту, завывая сиреной, мигая лампочками, и чуть не до обморока напугала ее маму и саму Светланку.

В ранних зимних сумерках мост осветил прожектор от огромной красной машины, пожарные, как будто развлекаясь, «бибикнули» что есть мочи, заулюлюкали, (а, может быть, они кричали по делу, кто знает?). Только Света видела, как мягкий зимний вечер может обернуться ночным кошмаром, когда звезды на небе, на которое она так любила смотреть на прогулках, померкли от яркой вспышки, а уши ее оглохли от сирен, а глаза ее заполонил красный ужас в виде огромной машины.

И все это – на мосту! Мама Светы пригнулась, и пытаясь убрать саночки подальше от проезжей части, ногой чуть соскользнула в пропасть. И Света громко заревела, хватая мамино пальто. Маленькие пальчики потом едва разжали.

Света этого всего не помнила. Зато эту ситуацию  помнило ее тело. Именно оно защищало Свету от того кошмара. Мост – это запрет. Ночь – это запрет. Даже красная одежда Гали – и то внушает опасения. Держись-ка от нее подальше, Светочка, как будто говорило ее тело.

Получается, что и Света, и ее Страх делают одно дело – сражаются за  Светино счастье. Вот только, почему между собой, не знаете?

Я соглашусь с коучами в том, что страху следует посмотреть в его глаза.

Я соглашусь с психологами в том, что страх надо прожить.

Дополню эти темы основанием. Страх надо проживать в том месте и в том времени, где он зародился в первый раз, чтоб устранить эффект и получить сигналы ТЕЛА о том, что в темноте оно более не сжимается, заставляя колотиться сердце.

Со страхом можно подружиться. А телу можно сказать и так: «спасибо, что терпишь меня».

Ваша Ирина Панина.

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!