«Личность рождается дважды», — пишет наш отечественный мэтр психологии, основатель  теории деятельности, А.Н. Леонтьев.

Каким образом происходит это рождение? Обратившись к опыту архаичных обществ, Алексей Николаевич поясняет, что каждый рожденный младенец  — есть существо биологическое. Как социальная личность он рождается в окружении племени (родни, социума, общества, где есть социальные отношения). При этом дети-маугли, например, лишены этого «рождения» социальной своей части и навсегда остаются биологическим существом. Так же и в современном обществе, ребенок становится социализированным  членом общества сначала в семье, а затем в садике и школе.

Но это не полное рождение личности, поскольку ответственность за этого ребенка, принятого  уже в  обществе, несут его родители и соплеменники. Эта ответственность, стало быть, коллективная. 

Второй раз личность рождается в тот момент, когда принимает полную ответственность за себя (и, иногда за членов своего рода-племени), за свои собственные поступки и становится Личностью с большой буквы.  Это – индивидуальная инициация, для каждого своя, особенная.

Однако, в архаичных обществах  этой чести – индивидуальной инициации  — удостаивался не каждый. Только самые-самые выдающиеся члены общества.

Самые-самые. Напоминает современное определение «альфа-самца», которых, как нам говорят глянцевые журналы, среди нас процентов 10. Впрочем, раньше (в архаичные времена) этот процент был, видимо, примерно таким же. Кто мог иметь свое лицо? Вождь, шаман… раз-да и обчелся. Ну, еще кузнец. Который, по поверьям, может заклясть даже шамана. И мельник, которому «черти помогают».

Как же проходило «рождение» личности в древнем, до христианском  мире? Были приняты соответствующие ритуалы. Инициации.  Собственно говоря, инициация – это качественный скачок, переход в другое «измерение», в другую «социальную роль». Предполагает отказ от чего-то старого для возможность обретения чего –то нового.

При этом ритуал инициации включал в себя некие испытания, погружающие кандидата в хаос первобытных страхов, которые тот должен был преодолеть.

Почти во всех архаичных племенах были ритуалы, когда  мальчиков силой отнимали у матери. Мальчик подвергался испытаниям, и, пройдя их, должен был символически отказаться от матери в ее прежнем качестве. Отвергнуть ее. Он становился мужчиной,  его дальнейшим воспитанием  занималась мужская половина общества.

Сейчас, как мы знаем, эта практика оказалась почти утраченной. Ее отголоски есть в современном обществе, но в  несколько ином формате. Может, это генетическая память не дает душе покоя?

Тоска по инициации рождает квази-инициатические формы.  Различные клубы, традиции,  оставившие в прошлом пионеров-комсомольцев. Переход в новую веру в сознательном возрасте, вступление в брак… Действо, или ритуал, который сейчас почти утрачен. Он исчезает, отмирает «за ненадобностью».

Инициация более личная – вопрос более сложный, извините за тавтологию. Вторая инициация была плотно связана с «зовом», с так называемой, «шаманской болезнью». И, если в первом случае –  переход от биологического к социальному  совершают все члены общества, то переход на уровень выше – задача избранных.  И связана с предназначением, невозможность реализовать которое, сводит с ума в прямом смысле слова. 

В чем заключается «шаманская болезнь»? Это целый комплекс патологических состояний, которые испытывают будущие шаманы в молодости (часто в пубертатный период) и являющиеся в глазах шаманов свидетельством избранности человека духами для шаманского служения. Очень часто человек пытается сопротивляться этим состояниям, не желая становиться шаманом, однако патологические симптомы нарастают, становясь мучительными и непереносимыми. И только обратившись за помощью к шаману и пройдя через шаманскую инициацию (посвящение), человек целиком и полностью избавляется от болезненных ощущений.

В современном обществе, хоть понятие инициации частично утрачено, среди психологов есть мнение, что невозможность перехода ( инициации ) из социальной личности  в индивидуальную, может вызвать психоз. Сошлюсь на Станислава Грофа, который говорит, что «Мистики и шизофреники находятся в одном океане. Только одни плывут, а другие  — тонут». Я думаю, здесь говорится как раз об этом. Об «утопленниках», лишенных  возможности перехода. Ситуация когда «низы не могут, а верхи не хотят». Критическая. 

Надо сказать, что любую инициацию, хоть социальную (инициацию взросления), хоть индивидуальную, каждый человек проходит один. В первом случае, опираясь на «руку» специалиста (шамана), если сам его попросит об этом, а во втором — совсем один, поскольку у  «проводника»  может и не быть такого уровня, куда метит  рождающаяся личность.

 Впрочем, не многие берут на себя смелость идти своим путем. И далеко не у всех присутствует тот самый «зов» предназначения, который не удается унять ничем, и человек, Личность, становится гением или… психотиком. «Одни плывут, другие тонут». Тонут, не найдя в себе сил и инструментов для совершения главного перехода в своей жизни. Нам остается радоваться за мистиков, гениев, плывущих в этом океане жизни. Получившим свою инициацию самостоятельно и вопреки.

Так как же отсутствие инициатического опыта  сказывается на современных людях? Быть может, это здорово, что мы отказались от этих архаичных ритуалов, и человек сам, постепенно, взращивается «семьей и школой», и становится сознательным и ответственным, а «иначе его покарает суровая рука его  товарищей»? 

Почему тогда  девушки  днем с огнем ищут альфа-самцов, а немалая часть населения, имеющего  член, сидят под мамкиными юбками?  Это если судить по обсуждениям  различных тем  гендерной направленности, которыми полон интернет:   «Сидят самцы под юбками,  все такие инфантильные и нервные». Почему нервные? Существует мнение, что невозможность инициации из животного состояния в социальное, может служить причиной невроза.  Если сказать более современным языком, то социальная дезадаптация, отказ от взросления  – это одна из причин неврозов.

В одной из предыдущих статей я упоминала, что часто мы, женщины, получаем своих мужей «недоношенными», нам самим требуется «родить» их как Мужчин. этому, к стати, посвящены многие женские тренинги современности.  А как может «родить» эмоционально Мужчину женщина, которая сама, быть может, «недоношена», не получила своего личного «перехода» в новую роль матери семейства? Да и не обязана она это делать, вот еще….пффф….

Известно ли СЕЙЧАС, в 21 веке,  что невеста надевает белое платье, чтобы  дать «умереть» девушке и дать родиться женщине? Отсюда и плакальщицы, и все обряды.  Жизнь в гражданском браке вещь хорошая, но когда приходит время брать ответственность за этот союз, выходит, что вся «хорошесть» как раз в  том и заключается, что этой ответственности как  бы и нет.  Точнее, не как бы. Ее просто нет.   «Брачующиеся» остаются детьми своих родителей, не привыкшими брать на себя ответственность.

А теперь, собственно, вопрос. Зачем практический психолог поднимает вопросы древних практик, беря себе в союзники мастера теории психологии (не практики)? 

Связь здесь прямая. В отсутствии инициатических ритуалов в обществе, психологу , порой ПРИХОДИТСЯ  быть «квази» — инициатором трансформации личности, обратившейся за помощью.

Расхожая фраза: «все родом из детства» знакома большинству из нас. И многие практические психологи прорабатывают с о своими клиентами  искусственный регресс в прошлое, в детство клиента, помогая ему заново осмыслить детские переживания и травмы.  Регрессируя  в бессознательное, человек возрождается  в новом качестве.  В этом часто и состоит помощь психолога —  помочь сделать переход.

Почему человек оказывается заложником детских проблем? Отсутствует момент перехода в новое качество. Момент инициации и признания себя чем-то иным, чем ребенком своих родителей.  Отсутствует момент погружения в хаос первобытных животных страхов. Не потому ли нам сейчас так сложно и страшно встретиться со своей тенью?

И почему нельзя словами объяснить взрослому человеку про «взросление». Нет, объяснить, конечно, можно, вот только понимание этого будет на уровне разума. Той части мозга, которая накапливает жизненный опыт. Неокортекс. Наш «винчестер», куда  «записывается» сознательный опыт. При этом оказываются не задействованы глубинные структуры мозга. Лимбическая система и иже с нею. Говорят, она «не понимает» слов, зато прекрасно «понимает» запахи и реакции вегетативной нервной системы. Пережитый ужас первобытного хаоса «впечатывается» в память тела и личность трансформируется изнутри, а не снаружи.

Некоторые люди получают спонтанную инициацию.  Немало есть людей, переживших шок, травму, находящихся на краю смерти, которые потом говорят, что жизнь их изменилась очень круто после происшествия.  Кто-то прожил и справился, а кто-то до сих пор страдает от ПТСР.

Возвращение в детство физически не возможно. Однако, возможно это сделать  эмоционально. Именно этим часто занимаются психологи, на правах «проводника» сопровождают своего клиента в его детство и помогают сделать важный переход.

Об индивидуальной инициации – вопрос сложнее. «Шаманский зов», оказавшись услышанным, рождает К.Г. Юнга, А.Кроули, М.Кюри, Мать-Терезу, словом, всех людей, увлеченных СВОЕЙ идеей настолько, что они готовы идти за ней «против бога, против природы».  Гении или шизофреники, по Грофу.

Нам бы, для начала, повзрослеть….

Ваша Ирина Панина.

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!

initiation