Илона была мастером от Бога. Талантливая девушка, с руками, опытными с детства. Вот, знаете, бывает ум от головы, бывает ум от рук, когда,  не зная «технологии», руки как будто сами знают технологию,  все делают логично, ловко и с изюминкой.

Возможно, так сказывается «предковый  комплекс«, и пра-пра-бабушка Илоны, а то и пра-пра-дедушка был знатным цирюльником своей современности.

Скорее, дедушка, поскольку, если рассуждать логично, то «бабам» в том далеком  веке была одна судьба — рожать детей, готовить, убирать.

Илона — мастер по уходу, по имиджу, стилист,  и ещё много разных модных слов, ну, а по сути — Парикмахер.

Хотя, точнее было бы сказать — Художник. Ведь каждое ее произведение – оно Произведение, и это подтверждают все клиенты. Из под ее умелых рук рождаются шедевры мастерства, а волосы клиентов и клиенток  из тусклых, ломких, непослушных, вдруг превращаются в густые, шелковистые и «сытые».

«Художника обидеть может каждый»,  это давно известно, однако, что касается Илоны, то похвалы ей сыпались со всех сторон. Несмотря на высокую цену за ее услуги,  клиенты неизменно выражали благодарность словами и деньгами, порой оплачивая столько же поверх запрошенной цены. Илона не препятствовала им, с удовольствием принимая «чаевые» как монетизированную высокую оценку своего творчества и таланта стилиста.

Приняв такое положение дел как данность, что Мир в лице ее клиентов к ней благосклонен, она не принимала деньги в руки, не пересчитывала их, поскольку, никогда не получала меньше, чем просила. Она была довольна миром и судьбой.

В один из дней пришёл мужчина. Довольно странный с точки зрения Илоны. Странный  в том плане, что с собою у него имелось полотенце и своя накидка. Хотя, имеет право человек быть вот таким особенным, ведь правда?

Илона как всегда старалась, точнее, не старалась, а полностью отдавшись вдохновению, творила. Мужчине все понравилось, он попрощался, расплатился и ушёл.

Илона, собрав инструменты, подошла к деньгам. Немного ошарашено пересчитала … и насчитала треть от суммы, которую она  назначила.

«Ну что ж», — подумала она, — «наверное, ему и вовсе не понравилось, и это дело хозяйское, я же не золотой червонец, чтоб всем нравиться».

Она, не заморачиваясь больше, забыла этот случай, а вспомнила его тогда, когда через два месяца она увидела в своих дверях того мужчину. С полотенцем.

 — Так значит, вам понравилась работа?, — спросила девушка.

 — Да, все понравилась, я к вам опять.

 — Мои услуги стоят больше, чем вы оплатили в прошлый раз.

 — Больше? Да, ладно… как это больше? Я оплатил так, как мы  договорились и сейчас я оплачу столько же, сколько в прошлый раз.

 — Тогда прошу вас пойти в другое место, поскольку здесь дороже.

 — В другое? Я сюда ехал через весь город, время потратил, бензин, вы меня выгоните что ли?

Илона растерялась. Как  поступить? Она же не сквалыга какая-то, правда? Клиентов нет на это время, поскольку записался тот, который в кресле. Ну, что теперь, раз так все вышло? И правда, что ли гнать? Ведь не по человечески же как-то.

Вот так подумала Илона, и, как вы понимаете, история на этом не закончилась, поскольку тот мужчина не исчез из ее жизни как туман с утра.

Может,  причина тут кроется  в мужской экспансии, природной потребности захватывать чужие территории, продавливать, проникать на  чужие границы. То ли дело в той девушке, которая смиренно позволяет это сделать, уступая.

Одним словом, мужчина этот ходи и ходил, поскольку, Илоне так ни разу  и не удалось отказать ему. Такой напористый. И такой …правый. И так заботиться лично о своих удобствах.

И полотенце носит, и потом сидит в релаксе в кресле, хотя прекрасно видит, как Илона нервничает, поскольку ждет следующую посетительницу.

Границы захватывались все больше, поскольку, тот копеечный клиент стал занимать все больше времени, когда же Илона сообщила об общем для всех поднятии цен, он отказался слышать это, как отказался перенести свои визиты на менее популярное время.

Когда проблема не решается, она усугубляется. И если на симптом не обращать внимания, он может дать ростки и покорежить жизнь.

Илона стала проседать в доходах. Ведь, принимая этого мужчину, она отказывала тем, кто платит в несколько раз больше, к тому же к сдвигу графика из-за кошачьей потяготы капризного клиента, не все были готовы.

Чего уж проще –отказать, и как отрезать. Но что-то не дает. И так всегда. Чужую-то беду руками разведу, а собственная  травма просится наружу, заставляет поступать и нелогично, и себе в ущерб.

Илона вспоминает те слова: «ну, как же так, ты мне говоришь, что ехал я напрасно? ведь у меня же куча дел, и я специально выбрался, ты хочешь, чтобы я искал другого мастера, а у меня же самолет и дел невпроворот, ты та меня подводишь, вот кто так делает?»

….На погружении Илона вспоминает папу. Вот кто умел шикарно «виноватить», так это он. «Не хочешь поделиться? тебе, что, жалко сделалось, да? жалко сделалось?». И этот взгляд глаза в глаза, для этого надо было присесть ан самые корточки, чтобы заглянуть в глаза, которые прятала за красными щеками и мокрыми ресницами двухлетка. Пока не доведет до слез – не остановится. Такое разочарование от папы… просто ужас. «Конечно жалко, это же моя игрушка!», — так и хотелось выпалить, но как же вынести тогда упреки папы?

И это… «ты спроси у бабушки микстуры, от головы, скажи, что папе». И девочка от бабушки несет таблетки. Гордая, что сейчас она папу вылечит, что не забыла, сделала как он просил.

И папа, ее папа, снова отворачивается, разочарованно цокает языком и с горечью, да нет, с обидой, трясет таблетками. «Таблеточки мне принесла? Я что просил? Микстуру!». Откуда той девчонке семилетке было знать, что папа пьет вино? Илона как об стенку шмякнулась. Такое было чувство, что бежала со всех ног с раскрытыми руками, «спасительница папы», «избавительница-его-от-головной-боли», «торопящаяся-домой», «недоевшая- пенки-с-варенья», и натолкнулась на ледяную глыбу. Нет, глыбы так презрительно не смотрят на своих дочек.

Зато так смотрят «мужчины с полотенцами».

Илона, как и в детстве, хотела сделать все возможное, (или не делать что хотелось), чтоб избежать разочарованного в  ней, Илоне, взгляда папы, так и сейчас.

Примерно это, как инсайт,  и проясняется  в погружениях: соответствие ситуаций и реакций.  Там же, в погружении,  находится и исцеление. Где яд, там и лекарство. Работа производится на уровне и прошлого, и настоящего. Вскрываются те банки памяти, которые установили в свое время тот самый  алгоритм реакции на разочарование папы.

Чтоб не бояться разочаровать клиента, Илоне требовалось, как говорят психологи, «проработать папу». И не умом, а телом той девчонки, которая ревела от бессилия и невозможности угодить.

Чем кончилась история? Илона ждет, когда придет этот  клиент. Он  не приходит. Отвалился. Пропал, исчезнув с горизонта. Она немного разочарована, хотя скучать ей некогда. Повышение ее немаленькой цены, которое было сделано, по сути, ради этого мужчины, нисколько «не отвадило» от нее других клиентов. Она иной раз думает, что тот мужчина два раза принес ей пользу. Благодаря ему она исцелилась от детской травмы и увеличила свой доход.

И впрямь, неисповедимы пути господни….

Приглашаю на погружения и работу в методе гипноанализа тех людей, кто желает с пользой для себя пересмотреть  свои детские установки, которые были созданы под принуждением. Отмените их и замените новыми для полноценной, гармоничной  и успешной жизни.

Ваша Ирина Панина

+7 963 717 777 3

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!

[youtube]https://youtu.be/FwZO5tWCRjA[/youtube]