Дорогие друзья, я собираюсь взглянуть на сказку «Золушка» с несколько неожиданного ракурса. Убедительно прошу тех читателей, кому очень дорога эта сказка, НЕ читать далее, чтобы сохранить  светлый образ доброй и отзывчивой девушки по имени Золушка.

Полагаю, мне потребуется два вступления. В одном из них я поделюсь с вами информацией о том, что волшебные сказки сильно отличаются от авторских. В чем же отличие? В том, что в волшебных сказках собрана мудрость целых народов, и они (волшебные сказки) являются иллюстрацией коллективного бессознательного группы людей. Имен у героев, как правило, в этих сказках нет. В них есть «Вдовий сын», «третий сын», «царевны» и «королевичи». А также волшебные животные. Такая обезличенность говорит нам о том, что в сказке участвуют НЕ персонажи «персоны», по К.Г. Юнгу, а архетипы.

Отличие персонажа от архетипа в том, что Иван-дурак, например, означает собирательный образ героя и действует интуитивно верно, хотя не всегда «правильно». В каких то случаях он ленится, и это ему на пользу. В каких-то работает, и это так же оказывается верным решением. Мы ничего не знаем о его характере. Он –не персона. Он –архетип. Дружба главного героя с животными выступает как единение героя со своими инстинктивными возможностями. И так далее.

Авторская сказка, как правило, рассказывает о судьбе персонажа. О персоне, по К.Г. Юнгу. У героя, как правило, есть имя, характер, место жительства и прочие «регалии» реально живущего человека. События происходят с «девочкой с соседнего двора», так можно сказать. На этом первое вступление закончу.

Второе вступление  — о визите Дамы. Ну, не так фешенебельно, я уже наполовину в сказке, поэтому так выразилась. Пришла клиентка. Запрос интересный. О том, что с некоторых пор она стала мачехой. И изо всех сил старается наладить отношения с дочкой вдовца, за которого вышла замуж. При этом у нее есть дочка. Одна. Не все как в сказке. Похоже только по персонажам, правда? Но не по сюжету. Мачеха из сил выбилась добиваясь расположения падчерицы. А та – запирается буквально под лестницу, чтобы ее не нашли и … настолько хочет досадить новой жене своего отца, что специально позорит мачеху, одеваясь в обноски и являясь так на люди.

Звучит дико? Чего только не бывает в жизни…«Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось  нашим мудрецам…»[Вильям, наш, Шекспир].

Вот я и  подумала о  сказке «Золушка». Что, собственно, мы знаем о жизни той, сказочной семьи? При том, что знаем мы о ней со слов сказочника. Ш. Перро нам все рассказал во вступлении. Создав при этом массовое Предубеждение. Мы заранее знаем, что мачеха  — зла , а Золушка – добра. У каждой из них свой эффект ореола. («Предубеждение», «эффект ореола» — это термины социальной психологии, поясняющие механизмы восприятия людьми друг друга.)

А, если было все не так? Что, если бы кто-то другой посмотрел на эту семью и увидел…. увидел примерно, следующее.

STOP!!!! Вступления закончились! Далее вы сами несете ответственность за прочитанное. Все камни – только  в свой огород кидайте после прочтения.

Далее  — другой, циничный (или реалистичный) взгляд на сказку. Правда, не единственный  циничный, насколько я могу судить. Поскольку слышала интерпретацию этой сказки, повествующей не о туфельке, подходящей к  ножке, а о совпадении по размеру  более  интимных вещей, точнее, частей тела принца и Золушки.

Итак. Жил-был Вдовец. И у него была дочка. Имя, конечно, у нее было, да только после смерти Матери, она его почти забыла, так горевала. Ходила по большому Замку как тень, и вспоминала те счастливые дни, когда у нее была Мама.

И старый Отец решил дать дочке маму. И заодно еще двух сестренок, чтоб было веселее им играть. И он женился. На Женщине  с двумя дочками. Женщина стала хозяйкой  в доме. Точнее, попыталась. С утра она сварила кашу, и дочки ее ели, а ЗЛолушка (мы будем так ее называть теперь) сказала, что не будет есть стряпню какой-то тетки. Она сама себе сварит ту кашу, которую давала ей ее мама. И отказалась есть, взяв себе сухарик. Пусть все увидят, как она страдает. И ни за что не принимает Мачеху.

Придя с прогулки, голодная и уставшая, она увидела, как Мачеха моет полы. Ее полы, те самые полы, которые мыла ее Мама! И маминой тряпкой. Она отобрала все тряпки у противной Мачехи, кастрюли, тазики и прочее хозяйственную утварь. Ну, как она может позволить чужой тетке хозяйничать в их доме? Немыслимо! Она лучше все сделает сама. Она –наследница своей мамы. Разве не так?

И сад. Тот сад, где они с мамой так дружно играли. Чтоб эти розы кто-то другой поливал? Ни в жисть! Она сама. Сама будет вести весь дом, потому что противной мачехе и ее дочкам здесь места нет! Им тут не рады! Вот.

И кто же будет разводить огонь? Ведь если Мачеха станет хранительницей Очага, то у нее все козыри в руках окажутся! Вот этого ЗЛолушка никак не допустит! Она будет дневать и ночевать возле Очага, сама выгребать золу, и выносить ее на улицу. Весь сор  — из избы, вот как надо! Пусть вся округа знает, что мачеха и ее дочки – это Деймос и Фобос в одном флаконе.

Подрастая, ЗЛолушка ни за что не хотела менять свое платье, которое мама ей сшила своими руками. Она хранила Очаг, и все наряды, предлагаемые мачехой, потихонечку сжигала ночью. Из рук врага  куска хлеба не приму! Пусть ее расфуфыренные дочки наряжаются, она – Хранительница.

Хотя, замуж, все же хочется. Точнее, не столько замуж, сколько прекратить войну. А как теперь ее прекратишь? Мириться? Ну, уж нет! Вот, завести свой дом, уйти отсюда, и унести память матери… или оставить ее здесь, поскольку эта память стала невыносимыми оковами на девушке. Да как же выйти то? Ни платьев у нее, ни обуви. Ни времени. Дела сплошные.

И тут приходит Фея-Крестная. Как отголосок Матери. И ЗЛолушка идет на компромисс. Она разрешает Крестной сделать за нее работу и подарить ей платье. Крестная – это все же не одно и то  же, что Мачеха, правда? Нет, только не от нее, не от мачехи примет она подарки. От Крестной – еще можно помощь получить, все таки, почти родня. (Вот только где ты шлялась, дорогая Крестная, столько лет? Ждала, когда хоть от кого-то эта несчастная девочка сможет принять помощь и подарки?)

И ЗЛолушка наконец-то имеет свободу от домашних дел Хранительницы и новое  Платье. Она идет на бал инкогнито. Стыдно потому что.  Потому что ЗЛолушка не заметила сама, как предала свой стиль жизни. И на балу на заботится о том, чтобы остаться не узнанной, даже своим отцом. Ведь в своей душе она его корит за то, что он не сохранил верность ее Матери. Она – хранила верность, да…. ну, до поры, до времени. Впрочем, о бале никто не узнает, и можно будет завтра также свысока, с пьедестала святой мученицы смотреть на домочадцев. А что? Никто не узнает, что она побывала на балу. Полы помыты, крупа на месте, розы – выросли сами, а платьев у нее нет, все знают. Так что … шито-крыто. Как будто ничего и не было.

Но тайное, как известно, всегда становится явным. Она «наследила» там, где была. И по этим следам выяснилась ее «тайная жизнь». Не знаю уж, с радостью или печалью… а, может, с  облегчением приняла ЗЛолушка свое замужество. Ведь она столько лет ставила в вину своим домашним их семейное счастье, отказывалась в нем участвовать. А оказалось, что сама изо всех сил мечтает о нем. Но не с ними, нет….

Хорошо ли было Принцу с ЗЛолушкой — история умалчивает. Потому что некоторые сказки заканчиваются там, где настоящая жизнь только начинается. 

Такая вот получилась история — перевертыш. Что думаете в эту сторону, дорогие друзья?  Как чаще бывает в жизни? Или истории и Золушки, и ЗЛолушки  бывают только в сказках  и «сказках»?

И вот еще…. Всегда ли мы верно оцениваем то, что видим? Внешне, глазами людей, все выгладит как в настоящей сказке. Золушка уработанная, замызганная, в обносках и золе. Несчастная. По чьей вине? Точнее, кто в ответе? Вопрос… Большой вопрос. 

Ваша Ирина Панина.

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!

карета